Елена Гребенюк (el_gr) wrote,
Елена Гребенюк
el_gr

Экстренная медпомощь по-хазарски. Достали!

Совсем недавно посетил меня, то ли вирус, то ли сквозняк и понеслось.
В общем, лежу дома, пью антибиотики в состоянии, когда отчетливо осознаешь, что все в этом мире не вечно. Температура скачет, голова трещит, находиться в вертикальном положении можно, но с усилиями
Раздался звонок телефона, позвонила подруга, узнав, что на 4-й день принятия антибиотиков мне не лучше, просто сообщает, что сейчас подъедет и мы поедем в экстренную, чтобы выяснить причины моего жестокого недуга.
Собралась, специально одела туфли на каблучке, так как женщину в любом состоянии держаться ровно и печатать шаг от бедра могут заставить только они )
Прибыли. Зашли в приемное отделение, милые люди в белых халатах за стойкой регистратуры определили, что мне к ЛОРу, и объяснили, что надо выйти на улицу, немного пройти и зайти в другой подъезд.
Свежий воздух, особенно после дождя в начале одинадцатого вечера еще никому не вредил, и мы двинулись в путь. Найдя интересующую дверь, постучали в нее. В ответ тишина. Работают люди, подумали мы и сели ждать, наблюдая исчезание лоска так недавно громко хвалимого ремонта в корпусе.
Через минут пятнадцать мимо пробегал милый молодой человек и порекомендовал нам стучать посильнее. Что мы незамедлительно и сделали.
Буквально через несколько секунд замок двери заскрежетал и мы улицезрели заспанное лицо, окутанное во все белое, которое спросило – «Что у тебя болит»?
Говорить мне больно, поэтому я показала жестом, после чего услышала – «К нам, ждите». Уже собравшись закрыть дверь она нам сообщила, что нужно купить бахилы )) там откуда мы пришли. Как говорится хрен с вами, купили. Мы уже привыкли к необходимости покупать бахилы, не представляя как медицина без них раньше существовала. Не успели примерить обновку, появился врач, который после осмотра направил меня на рентген.
И тут я познала всю прелесть нашей высоко технологичной, лучшей на Каспии медицины.
Началось все  с диалога врача, видимо молодого специалиста и "крепости" в белом:
В:  где медсестра?
Ж:  а она нужна? Тогда позову
В: проводите больную до рентген кабинета
Ж: в такую даль? Они у меня сами ходят
Немая сцена достойна кинематографа. Опешивший врач, уткнувшийся взглядом в пол, и видимо подбирающий слова. Немного подумав он решил ретироваться, и покинул кабинет.
Затем было минут 15-20, пока этот монолит здравоохранения искала нужные кнопки на клавиатуре, чтобы заполнить документацию. Компьютеризация, мать вашу. Минут через десять я предложила свою помощь, но она была отвергнута.
В общем, мы двинулись сами, по маршруту, в котором самым простым было – «там спросите».
На двух постах мы действительно спросили и нашли начало перехода в другой корпус. И тут началось веселье, которое я бы смогла оценить в полном объеме, если бы меня не мотало из стороны в сторону, дико болела голова. Даже умный свет, своим появлением причинял боль. В общем, мы прошли поворот, забрели на кафедру АГМА, где очень много кабинетов из серии 200-х номеров, но, нужного нам 226-го кабинета там не было, этот номер просто был пропущен. Мы пошли искать дальше, постучались в дверь какого-то отделения, нам подсказали в каком месте мы прошли нужный поворот. Возвращаясь, мы встретили еще группу ищущих тот же кабинет (уже из другого приемного отделения) и продолжили поиски совместно. Опять попали на кафедру, потом наконец-то увидели живого человека, который подсказал верное направление. Мы дошли, сделали рентген и двинулись в обратный путь, жалея, что с нами нет нити Ариадны.
Как выяснилось фото надо отнести еще в один кабинет, так же громко постучав несколько раз для верности. Проделав все процедуры, мы готовы были выслушать приговор врача.
Диагноз был поставлен обострение гайморита, и предложен прокол, для чего надо лечь в больницу на неделю.
Я опешила. Гайморит, который раньше прокалывали просто в кабинете врача и ты шел домой, теперь показатель для занимания койки-места в больнице аж на неделю. Я попросила прописать лечение и взяла тайм-аут до утра.
Естественно после таких похождений я туда не поехала. Вы спросите, почему пишу сейчас об этом, а потому что наболело. Надоели ложь и лицемерие.
У нас же здравоохранение превратилось не в услугу по защите здоровья граждан, а отчеты по койко-местам.
Совсем недавно, на заседания комитета в Думе, министр Павел Джуваляков на просьбы людей вернуть им больницу в 3 000 поселок, потому что они без нее обречены вымирать, вместе с председателем комитета Александром Козловым рассказывали, что люди не понимают своего счастья, что у них теперь более качественная медпомощь в поселке за 7 км (при отсутствии общественного транспорта) или за 40 км с учетом ж\д переезда в райцентре.
Нет, дорогие мои, Вы не о людях заботитесь. Вы отдали их на заклание ради отчетов по койко-местам. Чтобы спасти еле плавающий филиал больницы железнодорожников в соседнем поселке. А причиной тому финансирование. ДЕНЬГИ ОМС.
Г-жа Смирнова, которая каждый раз, когда встречаемся по проблемам детей-инвалидов, уверяет меня как у нас все хорошо, и что каждый случай, по которому приходится выходить на уровень министерства исключение.
Нет, это закономерность.
В феврале, когда умер Сашулька, ему вызвали рано утром реанимацию. Знаете, кто позвонил через минуту-две? Да, да, похоронное агентство. Вот такая круговая порука. Их конечно послали, им видно не привыкать, но сам факт этого звонка я осознала сегодня.
И в чем я окончательно убедилась, так это в том, что девиз нашего здравоохранения это совсем не здоровье пациентов.
Как говорится, живы будем – не помрем.

Tags: Астраханская область, беззащитность, безнаказанность, здравоохранение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments